Когда я впервые встретил бывшего коллегу, Алекса, он сказал, что ему трудно писать и читать из-за дислексии. Поскольку я тогда был его начальником, то решил поискать в интернете, что можно сделать, чтобы помочь таким людям справиться с работой.

Это была ошибка: я сосредоточился на его слабости. Несколько месяцев спустя с обнаружил, что логико-аналитические способности Алекса намного выше среднего уровня, и что, по всей вероятности, они как-то связаны с его дислексией.

Как поясняется в одном докладе Всемирного экономического форума, все мы храним в себе богатство жизненного опыта – это своего рода книга, похожая на сборник рассказов, к которой мы обращаемся для того, чтобы понимать окружающий мир. Наши личные особенности (пол, раса, возраст, происхождение), неврологические различия, то, что мы узнаем и испытываем в жизни – всё это влияет на содержание нашей книги самым непосредственным образом, а значит, и на наш образ мышления.

Для обозначения неврологических различий придумано слово «нейроразнообразие». Книги нейроразнообразных людей содержат уникальную информацию, которая позволяет им видеть мир по-особенному. Это проявляется в виде аутизма, СДВГ или дислексии.

Вы читали?

В цифровом рабочем пространстве, особенно в области техники, нужно решать сложные задачи, постоянно что-то придумывать и мыслить творчески, чтобы справиться с очередной проблемой в области кибербезопасности или искусственного интеллекта (ИИ). Нам нужны люди, которые мыслят нестандартно, потому что это позволяет им находить новые идеи и ломать шаблоны. 

Нейроразнообразные коллеги обладают уникальным набором навыков. К несчастью, как и в случае моего разговора с Алексом, обычно обращают внимание только на трудности, с которыми сталкиваются такие «особенные» люди. Пора бы уже сменить пластинку и поговорить о том, какой уникальный вклад они могут внести в общее дело.

Конкурентное преимущество нейроразнообразия

Если посмотреть на вопрос беспристрастно, то нейроразнообразные люди одарены определенными навыками, которые очень полезны в наш цифровой век, например:

 - Считается, что аутисты обладают большими творческими способностями, исключительной концентрацией, логикой, воображением и зрительным мышлением. Они скрупулезны, щепетильны, уделяют внимание деталям. К тому же у них бывают гениальные озарения и нестандартные идеи для решения задач.

 - Люди с СДВГ тоже обладают живым воображением и справляются с творческими заданиями лучше других. Как правило, им свойствен гиперфокус, то есть умение сосредотачиваться на решении определенной узкой задачи, несмотря на общий дефицит внимания. Например, они с большей легкостью проходят даже самые сложные видеоигры.

- Люди с дислексией не раз доказывали умение мыслить нестандартно: в том, что касается логико-аналитических способностей, выявления закономерностей, оценки возможностей и принятия решений, у 84% таких людей уровень оказался выше среднего. Их компетенции незаменимы, когда нужно рассмотреть вопрос с более широкой точки зрения и оценить ситуацию с нескольких позиций.

Эти условия также имеют свою ценность в обстановке цифровой рабочей среды. Если мы в большинстве своем легко отвлекаемся из-за постоянных цифровых помех (электронных писем, сообщений в мессенджерах, разных уведомлений), то нейроразнообразные люди лучше сосредотачиваются на текущей задаче. Кроме того, они, как правило, полностью погружаются в выполнение рутинных заданий, что тоже может быть ценным навыком в наше время, когда мы постоянно скачем от одного дела к другому, не успевая даже перевести дух. Поэтому люди с нестандартным мышлением оказываются весьма продуктивными работниками.

Я много раз говорил с Алексом о его способностях, о том, почему такой уникальный дар зачастую бывает не только незаметен, но и вообще скрыт из-за недопонимания со стороны других коллег, которые привыкли к иному режиму общения по электронной почте. Это может приводить к снижению производительности и общих способностей. Как же организации могут привлекать и удерживать в штате такие недооцененные человеческие ресурсы?

Расширение возможностей нейроразнообразия в цифровой рабочей среде

Недавнее исследование нейроразнообразия на рабочих местах дает ряд советов, как поддержать таких работников:

1. Обеспечить «гибкое» рабочее место, чтобы каждый человек мог использовать свои сильные стороны с наибольшей пользой. У нейроразнообразных людей особенные потребности, которые нужно учитывать, чтобы повысить их работоспособность. Работникам с аутизмом может понадобиться специальное оборудование, например, наушники, чтобы ослабить слуховое сверхраздражение. Людям с СДВГ также могут требоваться небольшие корректировки рабочей среды: обеспечение тишины, гибкость расписания. Хорошую поддержку могут им оказать также известные стандартные методы, например, передача им повестки дня и протоколов в письменном виде перед совещанием.

2. Научить менеджеров выявлять, поддерживать и развивать таланты сотрудников, чтобы увеличить продуктивность их работы в коллективе и по отдельности. Бороться с невольными предубеждениями сотрудников, учить их быть терпимее друг к другу. Например, если люди будут больше знать о том, что такое дислексия, им будет проще наладить эффективную электронную переписку с коллегами.

3. Пересмотреть принципы собеседования. Неясные и слишком широкие вопросы часто выставляют нейроразнообразных кандидатов в невыгодном свете, вследствие чего можно упустить ценные кадры. Куда лучше будет дать им какое-нибудь проверочное задание. Конечно, таким людям подойдет не всякая работа, но в наш цифровой век, когда на свет чуть не каждый день появляются всё новые и новые профессии в области обработки данных и информационных технологий, возникает всё больше возможности найти их талантам достойное применение.

4. Еще один способ помочь таким людям добиться успеха – это обеспечить защиту их интересов. Неплохо было бы создать для них специальные группы, рассказать о людях, которые могли бы стать их примерами для подражания – о таких, как Ричард Брэнсон, который ничуть не смущается из-за своей дислексии. Это позволит нейроразнообразным людям чувствовать себя уютнее, им будет легче высказывать свои мысли, они будут знать, что в организации к ним относятся, как к равным.

Хотя такие способы схожи с другими программами поддержки разнообразия, они всё-таки не столь широко распространены, как, например, гендерные инициативы. К счастью, некоторые крупные ИТ-корпорации берут на себя инициативу и привлекают нейроразнообразные кадры: Microsoft первой среди всех компаний подписала глобальное обязательство помогать людям с дислексией и ввела программу найма сотрудников с аутизмом; SAP тоже проводит программу «Аутизм на работе». 

Недавно «Уолл Стрит Джорнэл» сообщил, что всё больше компаний ищут людей с аутизмом для расширения числа сотрудников в области ИИ. На наших глазах начинает-таки совершаться революция в сфере нейроразнообразия.

Организации в век цифровых технологий испытывают кадровый голод, и нейроразнообразие предлагает новое решение этой проблемы за счет привлечения людей с особыми умениями и нестандартным мышлением. По мере увеличения когнитивного разнообразия в нашей жизни вообще и на рабочих местах в частности мы надеемся, что организации смогут справляться с новыми задачами, повышать свой творческий и конкурентный потенциал.

Мы с Алексом поговорили на эту тему. Он согласился с тем, что было бы очень полезно рассказать о нашем опыте и достигнутых результатах, но посетовал, что написать такую статью ему слишком трудно. Эта статья написана ради тебя, Алекс, и ради всех людей со скрытыми талантами.

Найа Ордунья, Ведущий менеджер (Аналитика и Цифровая интеграция) - Vodafone 

(перевод статьи на www.veforum.org)

https://www.weforum.org/agenda/2019/08/neurodiversity-workplace-opportunity/

----