Однако реальный выбор сделают развивающиеся государства, которые в настоящее время оценивают обе инициативы с точки зрения получения наибольшей выгоды. Не исключено, что в долгосрочной перспективе некоторые многосторонние соглашения будут включать элементы обеих инициатив.

Концепция Индо-Тихоокеанского региона всё чаще позиционируется как альтернатива китайским проектам по активизации интеграционных процессов в Евразии. Насколько жизнеспособна эта идея?

Индо-Тихоокеанский регион и Евразия не являются изолированными географическими конструктами. Существует взаимозависимость между рынками, между сообществами этих регионов, а также общие проблемы в области безопасности. Множество заинтересованных сторон стремятся воздействовать на политические и экономические механизмы, оказать влияние на системы безопасности, лежащие в основе управления этими регионами. Основным игроком среди них является, несомненно, Китай.

Растущая мощь Китая привела к созданию новых коалиций государств с альтернативными предложениями. Если Пекин ставит задачу глобализации своей модели политического авторитаризма и госкапитализма, то такие государства, как США, страны − члены ЕС, Индия, Япония и Австралия, стремятся строить отношения на принципах демократии, многосторонности, эффективного управления и безопасности, основанной на правилах.

«Жизнеспособность» этих конкурирующих предложений будет зависеть от того, в какой степени они соответствуют потребностям развития и безопасности развивающихся государств в Евразии и Индо-Тихоокеанском регионе. В краткосрочной перспективе они могут сосуществовать и конкурировать.

Какие экономические, политические и стратегические цели преследуют США и их региональные партнёры, прежде всего Индия и Япония? Где их интересы совпадают и где расходятся?

США стремятся сохранить своё влияние в Азии. Это означает, что США будут поддерживать инициативы, которые расширяют политические свободы, устанавливают правила свободного рынка в сфере торговли и придерживаются международных норм безопасности. С этой целью была принята государственная стратегия соревнования с Китаем.

Япония преследует схожие цели. Однако она в большей степени склонна сотрудничать с Китаем в рамках инициативы «Пояс и путь» для продвижения своих коммерческих интересов. Япония будет конкурировать с Китаем в сфере обеспечения связности инфраструктуры путём повышения эффективности управления и финансовой устойчивости проектов, в которых она планирует принять участие.

У Индии более сложные отношения с Китаем и США. Дели не планирует участвовать в ИПП, полагая, что этот проект подрывает её суверенитет и мешает отстаивать интересы в других областях. С другой стороны, Китай может стать крупнейшим инвестором в экономику Индии. Дели придётся проводить твёрдый курс в области внешней политики и развивать экономическое сотрудничество с Китаем.

В основе партнёрства Индии с США лежат как общие ценности, так и обеспокоенность растущей мощью Китая. Между тем представления этих стран о географических параметрах Индо-Тихоокеанского региона разнятся: если для США границей является Западная Индия, то для Индии регион простирается от Западной части Тихого океана до Восточной Африки. Кроме того, страны проводят разную политику в отношении евразийских стран, таких как Иран и Россия.

Следует ли рассматривать инициативу «Пояс и путь» и Индо-Пафицику как игру с нулевой суммой?

В настоящее время ИПП и «свободный и открытый» Индо-Тихоокеанский регион являются конкурирующими инициативами. Однако реальный выбор сделают развивающиеся государства, которые в настоящее время оценивают обе инициативы с точки зрения получения наибольшей выгоды. Не исключено, что в долгосрочной перспективе некоторые многосторонние соглашения будут включать элементы обеих инициатив.

Инициативу «Пояс и путь» часто критикуют за то, что она не разграничивает экономические и политические цели. Характерно ли это для концепции Индо-Тихоокеанского региона?

Да, обе инициативы, несомненно, преследуют как политические, так и экономические цели. Однако, как говорилось выше, различие состоит в нормах, институтах и характере партнёрств, которые обе инициативы стремятся продвигать и защищать.

ИПП Китая − это односторонний проект, который продвигает интересы одной страны, тогда как Индо-Тихоокеанская стратегия по определению является инклюзивной. Она должна учитывать интересы не только своих гарантов (Четырёхсторонняя инициатива), но и всех государств, которые будут принимать в ней участие. В отличие от проекта ИПП, где главенствующую роль играет модель «клиент-государство», инициатива предусматривает создание соответствующих механизмов, призванных способствовать диалогу и сотрудничеству.

Помешает ли Индо-Тихоокеанский проект осуществлению российских инициатив в Евразии?

Как это ни странно, напротив, благодаря Индо-Тихоокеанскому проекту Москва получает рычаги воздействия на Китай. В настоящее время Россия подчинена экономическим интересам Китая и, как следствие, его политическому видению. Москва должна признать, что взгляд Китая на Евразию будет однополярным даже в том случае, если он поставит своей целью создание многополярного мира. Россия только выиграет, если структуры власти в Индо-Тихоокеанском регионе и Евразии будут носить многополярный характер.

При этом чрезвычайно важную роль играют двусторонние российско-индийские отношения. Плодотворное сотрудничество между двумя странами может повысить эффективность коммерческих проектов и проектов в области безопасности в Евразии и Индо-Тихоокеанском регионе.

Самир Саран

http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/yavlyaetsya-li-indo-tikhookeanskaya-strategiya/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com